Они живут хуже, а строй их гниёт,

Однако чуть «хапнув»народ туда прёт.

Не хочется верить уже никому,

Двойные стандарты причина тому.

Есть сильный пол, предмет желания пол их слабый,

И стимул для него её всегда любить.

Перед глазами образ молодой красивой бабы,

Чтоб мужиком, как можно дольше быть.

Так хотелось пожить в Париже,

И познать для себя Новый Свет.

Говорят власть к народу там ближе,

Но «везде хорошо, где нас нет».

От обещания персоны не теряют лица,

Когда ответственности нет, проект не может сбыться.

Голодному  «с три короба наврёшь,

И делай с ним тогда, что хошь».

Сначала спутники покинут небеса,

Накроет грязным саваном прибрежная волна.

Проснётся Йеллоустоун ужас грянет в USA,

Когда огнём их опалит последняя война.

Очевидное не терпит пустоты,

Не спешит в нём разобраться каждый.

Чтоб понять и оценить без суеты,

Окунись в него хотя бы дважды.

Любой из нас приверженец благой идеи,

На публике характер серебро.

Признаться все мы лицедеи,

Стресс обнажает истины нутро.

Нетрудно распознать «друзей» державы,

«Во лбу семи пядей» не надо быть.

Их большинство, любителей халявы,

Чтобы ресурсы даром получить.

Публичный герой и случай типичный,

В семье же тиран и алкаш он обычный.

Чем больше пиара, циничней подход,

Двуличный быть может моральный урод.

У каждого в душе кусочек ада,

И от поступков наших та меняет цвет.

Для умных знаний свет её награда,

От дураков лишь тьма спасения нет.

Поманят «морковкой» и «клюнет» народ,

В надежде на лучшее, вдруг повезёт.

Привычка идти на чужом поводу,

Халява, как правило тянет в беду.

Кто может тот терпит, не хочет — стыдится,

У совести каждого разные лица.

Людей без пороков не встретить сейчас,

Лишь малые дети чисты среди нас.

Совет

Нету ресурсов включайте мозги,

Штаты политикой гонят в долги.

Дружбой с Россией всегда дорожи,

Хочешь, не хочешь торгуй и дружи.

Шальная мысль сомнениям в угоду,

Сознание ведёт незримый бой.

Страх ущемляет всем свободу,

Не каждый жертвует собой.

Хочу и могу нам диктует соблазн,

С желанием трудно смириться.

Кривая улыбка не вольный сарказм,

Мечты не всегда могут сбыться.

Для штатов важны лишь свои интересы,

Пугают все страны по воле конгресса.

Расшатывать мир генетический дар,

Их пыл отрезвит превентивный удар.

Пол мира закрыли глаза на нацизм,

Как стадо баранов на службе у волка.

В дорогу ведущую всех в катаклизм,

Толкают друг друга без смысла и толка.

Самодостаточна страна, с большим ресурсом,

Определится в выборе, ещё не может с курсом.

Резервы адекватных мер решения нет принять,

Мешает «пятая колонна», боясь свои активы потерять.

У выскочки помощник обещаний бред,

Все методы его для цели хороши.

Электорат готов услышать положительный ответ,

Обманываясь подставляя свои уши.

Память живёт в одном поколении,

У очевидцев не бывает сомнений.

Правду и ложь разделяют года,

Время и выгода правят всегда.

Тысячелетие прошло одно или не мало,

А человечество вновь совесть исчерпало.

Вот катаклизма грань «рукой подать»,

В век каменный вернёт нас всех планета- мать.

Обласканные властью и на пике славы,

Бегут лжепатриоты из родной державы.

Бабло же ляшку жжёт и им на всех плевать,

Предав страну, готовы задницу и честь свою продать.

Мы видим, как газ и зерно дорожает,

Европа нам санкциями лишь угрожает.

Политика их же погубит тогда,

Привыкли мы стерпим, а Евросоюзу  п…. .

Судьбу Атлантиды Европа желает,

От действий вассальных экономика тает.

Двойные стандарты приведут в никуда,

Лишь янки «нагреются» только всегда.

Правду не любят, ложь уважают,

Всё это в мире нас окружает.

Честные люди в опале всегда,

Суть человечества это беда.

От катастрофы мир не удалился,

Она подкралась и тихонько спит на дне.

Вам страшный сон ещё кому-то не приснился?

Забыть пора всем даже думать о войне.

«Посейдон» на страже, слово янков ничего не стоит,

Пусть «трясутся», всё же мы «заклятые друзья».

Если что их «нежно»океан накроет,

Верить англосаксам больше никогда нельзя.

А катаклизм случится, как станут жалки янки,

Не будет стоить доллар повсюду ни хрена.

Их внутренние распри лишь к пропасти толкают,

Затем страну расколет, гражданская война.

Нет у рекордов олимпийских ни границ, ни стен,

Предвзятое судейство только омрачает лица.

«В гробу перевернулся» основатель игр де Кубертен,

Когда «увидел», как над спортом , так политика глумится.

Как хочется янкам войнушка в Европе,

Они ж понимают их политика в жопе.

Чужими руками там » жар загрести»,

И хаос возглавить на млечном пути.